Игорь ЮВЕНСКИЙ : «Болезнь Альцгеймера не выбирает»

Мы начинаем свою жизнь неразумными младенцами и завершаем ее такими же — только старыми. К счастью, старческое слабоумие приходит не ко всем. Но к очень многим. Об особенностях жизни, когда в неё входит старческая деменция или болезнь Альцгеймера, наш разговор с психиатром высшей категории, главврачом областной психиатрической больницы Игорем Вадимовичем Ювенским.

Что-то с памятью моей стало

— Игорь Вадимович, когда в организованной в Костроме школе по уходу на дому за тяжелобольными вы рассказывали об особенностях общения с пожилыми людьми с деменцией, вас слушали с таким вниманием! Проблема животрепещущая?

— Очень. И это общемировая проблема. Население стареет. Продолжительность жизни увеличилась. А поскольку люди  больше стали доживать до преклонных лет, то распространение приобретают такие болезни пожилого возраста, как старческое слабоумие и болезнь Альцгеймера. 

— Старческая деменция и болезнь Альцгеймера — не синонимы?

— Это разные болезни, но у них одна основа: это тотальные атрофические процессы в коре головного мозга. Нервные клетки гибнут, вследствие этого мозг начинает утрачивать свои  функции. Но на начальных этапах у болезней разные проявления. Болезнь Альцгеймера начинается с потери памяти, причём в более раннем возрасте. Описаны случаи болезни у пятидесятилетних. Сенильная деменция (или старческое слабоумие) начинается позднее и протекает по-другому: сначала меняется характер, а потом идёт снижение памяти. Но в итоге по мере развития болезни становятся очень похожими. И уход за такими больными одинаков. 

— Какие предвестники у этих недугов? Вот шестидесятилетняя женщина, у которой выпало название сухофрукта из головы («Урюк? Курага!»), спешит обозвать себя подружкой Альцгеймера. Права она? 

— Возрастное ухудшение памяти не означают, что впереди деменция. Специалист должен определять. Но эти болезни начинаются исподволь. С минимального. Так, при сенильной деменции родственники замечают, что у близкого человека появляется скупость, мелочность, необоснованная придирчивость, подозрительность. Последняя проявляется рано, а потом может перейти в так называемый бред ущерба. Больной утверждает, что у него воруют из дома — пенсию, вещи, продукты. И обвиняет, как правило, близких родственников.  Сначала это вербальная агрессия: «Ты утащила у меня все деньги!» При этом никто ничего не забирал, но больного не переубедить. В дальнейшем он перестает пускать к себе в квартиру и может наброситься с кулаками.  Болезнь Альцгеймера начинается по-другому — с нарушения памяти, но затем нарушаются навыки. Человек забывает даже, как застегиваются пуговицы. Разрушаются речь (больной стереотипно повторяет одни и те же слова), почерк (выводит каракули) и способность считать.

— А что с памятью?

— Сначала забываются текущие события, то, что происходит здесь и сейчас. Но постепенно память разрушается и на более отдаленные события. На конечных стадиях болезни забывается буквально все, в том числе происходившее в детстве. Появляется  синдром зеркала: человек смотрит в зеркало и не осознаёт, кого он там видит.

Успевать, пока здоров 

— Читала про французскую актрису Анни Жирардо, что она, сознавая приближение потери памяти, успела написать книгу воспоминаний… Вот как человеку найти подсказку, чтоб он поторопился с выполнением своих замыслов, иначе их «перечеркнёт Альцгеймер»?

— Ну, дела и без этого не надо оставлять на потом. Но поскольку при болезни Альцгеймера критические способности какое-то время сохраняются, то он ещё может приложить усилия для того, чтоб последние сознательные месяцы своей жизни использовать во благо себя и окружающих. 

— Старение — процесс естественный и неотвратимый, а насколько неотвратимы мозговые изменения в старости? Почему одни сохраняют ясность ума до ста лет, а другие лишаются ее раньше? 

— Ясно, что чисто с постарением мозга болезни связывать нельзя. Ученые полагают, что влияет ряд факторов. Прежде всего — наследственность. У кого-то генетически заложена программа на такие болезни, и она в определенном возрасте запускается.

— А нет ли наблюдений по поводу того, представители какой профессии чаще заболевают? Вот есть мнение, что математики сохраняют мозги до глубокой старости.

— Знаете, тут в действии универсальное: чем больше человек работает своим мозгом, тем большая вероятность, что он у него сохранится в хорошем состоянии до  старости. Но это относится и ко всем органам: если не ходить ногами, то они атрофируются. По большому счету болезнь Альцгеймера не выбирает — учёный ты или сортировщик яиц на птицефабрике. 

Отдать маму в дом-интернат?

— Ухаживать за больным деменцией — ноша непростая. Есть мнение, что лучше поместить родственника в геронтологическое учреждение, чтоб за ним ухаживали профессионалы. Какова ваша точка зрения? 

— Это непростой вопрос. Немыслимо представить, чтобы у народов южных республик отдавали престарелых родителей в приюты. Это считается кощунством и невозможно в принципе. А вот в Европе другой подход: отдавать родителей-стариков в платный пансион, где те находятся под патронажем обученных работников — практически норма. Родственники освобождаются от непростых обязанностей ухода, зарабатывают деньги, чтоб оплачивать услуги специалистов, ухаживающих за мамой или папой. И то и другое направление у меня не вызывает никакого отторжения. Но при этом лично мне нравится первое. 

— Уход за родителями, пусть и утратившими память, несёт в себе что-то более глубинное, нежели долг перед ними? 

— Как ни назови — чувство привязанности, ответственности перед родителями — это то, что делает нас людьми. И лучше, чем сын или дочь, никто заботиться о них не будет. Как бы хорошо и профессионально не относились к ним в доме-интернате или пансионе, все равно там люди-то чужие. Но понятно, что все зависит от степени душевной близости, да и просто от того, какими воспитаны дети, что в них заложено родителями.  

Прежде всего — распорядок дня

— Давайте поговорим об уходе за такими больными. Какие рекомендации, чтоб не допустить ошибок в отношении близкого человека и самому не выгореть?

— Первое — необходимо организовать распорядок дня. Без режима у больного часто возникает инверсия сна: днём он спит, а ночью начинает беспокойную деятельность — бродить, кричать. Это ужасно: родственники не высыпаются. Поэтому надо нормализовать режим (все процедуры и дела в определенное время) и не давать ему спать днём. Не давайте своим старичкам никаких транквилизаторов. Сделаете хуже, превратив своего близкого буквально в «кисель». С лекарствами вообще не должно быть никакой самодеятельности. И ещё о распорядке дня: он должен соответствовать прежнему образу жизни человека, в котором он был «совой» или « жаворонком». Не надо его перестраивать. 

 По мере развития болезни у больного начинаются трудности с пониманием речи. Поэтому общаться с ним надо простыми, доходчивыми фразами. И не говорить быстро. Дементные больные  раздражительны, поэтому проявляйте терпение. Даже когда оно лопается и хочется что-то сказать в ответ на претензии (обычно — необоснованные), сдерживайтесь. Надо понимать простую вещь: это болезнь управляет им, а не наоборот. Больной не виноват в своей раздражительности, назойливости, прожорливости, неопрятности. И, срываясь на него, не поможете делу никак. А потом, когда он умрет, будете испытывать неизгладимое чувство вины за сказанное в сердцах. 

Не берите все на себя

— Больной деменцией дома — это ещё и проблемы с безопасностью.

— Именно. Утраченные навыки плюс забывчивость больного, и как результат — сгоревший чайник, потухший газ. Открыл воду — забыл. Появляется моторная неловкость: запинаются за шнуры, отдельно стоящие предметы. Поэтому надо ограждать больного от пользования газовой плитой, закрепить все что можно, убрать острые предметы. Опасны его уходы из дома: ориентировка в пространстве нарушена и найти дорогу назад он не сможет. А далеко ли до беды! Поэтому, коль уж оставили его одного, то заранее подстрахуйтесь: в кармане должна быть записка с адресом, фамилией, именем, отчеством. Это облегчит его поиски.

— Замечала, как в присутствии больного о нем говорят, совершенно не стесняясь.

— Большая ошибка! Никогда в присутствии больного не надо обсуждать его болезнь и беспомощность. Как бы вам ни казалось, что он ничего не понимает, что-то он может понимать. И ещё — не спешите все брать на себя. Да, по мере развития болезни у человека будут разрушаться приобретённые навыки. Ваша мама утрачивает способность готовить и валит в кастрюлю как попало неочищенные овощи. И все же старайтесь изо всех сил поддерживать те навыки, что у человека сохранились. Тяните! Если он может пользоваться туалетом сам, то пусть это делает как можно дольше, а не надевайте на него памперсы. Если он сам ещё ест, не хватайте у него ложку и не кормите сами. Если ваша мама занималась садоводством, то разговаривайте с ней на эту тему. Любые способы физической и умственной деятельности хороши, лишь бы они нравились больному. 

— А как помочь тем, кто буквально на износ ухаживает за своими близкими? 

— Можно сколько угодно говорить: потерпи, это твой родственник, но от этого не легче. Тут в первую очередь должна быть поддержка семьи. Чтоб не один человек бился и зашивался. Необходимо разделить круг обязанностей с родственниками, ведь у пожилого человека их, как правило, несколько. А если человек понимает, что уже весь издерган, измучен, то ему самому следует воспользоваться услугами специалистов — пойти в центр практической психологии и психиатрии. Или обратиться в психодиспансер на Свердлова, 19. Там тоже помогут — и психотерапией, и лекарствами. 

Мозгу — задачи, телу — движения

— Многие пожилые люди, чтоб отодвинуть проблемы с деменцией, разгадывают  кроссворды, языки иностранные изучают. А что бы вы посоветовали? 

— Для того чтоб мозг дольше оставался функциональным, он должен быть нагружен. Но мозговая работа бывает разной. Одно дело смотреть «мыльный» сериал, который через десять минут забудешь, другое — серьёзный фильм и чтение серьезной литературы. Надо, чтоб мозг не просто поглощал какую-то информацию, а чтоб он трудился, делал умозаключения. Надо читать. В том числе — вслух, так как речь очень важна. И не забывать про умеренную физическую активность. Конечно, не надо в тридцатиградусную жару копать грядки. А вот посещать танцевальную студию для взрослых — замечательно. Упражнения на мелкую моторику рук (пазлы, кубики, вышивка) — прекрасно. Много есть полезного, что может отодвинуть даже то, что запрограммированы наследственностью. 

— Игорь Вадимович, а сами вы не побаиваетесь Альцгеймера? И что делаете, чтоб он не нагрянул?

— А зачем бояться того, что будет или нет — неизвестно? Будет так будет. Помимо Альцгеймера и деменции есть другие болезни, которые нас подстерегают каждый день. От всего не убережешься. А вообще я много читаю — и по работе и для души. Активно использую отпуск. Уезжаю куда-нибудь далеко. Обычно в отдаленные малонаселенные уголки нашей Родины  — Саяны, Забайкальский край, Якутию и там сплавляюсь по рекам. Это и физическая нагрузка, и возможность побыть одному. И хорошая разрядка. А когда и на работе тут, и в отпуске тут — это плохо. Мозг тоже надо удивлять. 

Алевтина НОВИКОВА.

Фото Николая Суворова и из личного архива И.В. Ювенского.

Источник: Kostroma today