Когда вся страна ликовала и скандировала «Крым-наш! Крым-наш!», а на полуострове в разгар «Русской весны» девушки массово делали селфи с «вежливыми людьми», наш костромич Олег как раз был там, в Крыму. Только он не ходил по улицам с флагом, не пел песен. Он лежал на кровати симферопольской больницы, кусая в кровь губы, чтобы не зайтись в крике от боли и досады. Он поехал в Крым наладить свою жизнь, а потерял там обе ноги. Работал таксистом. И на дороге из Ялты на мгновение уснул за рулем. Секунд хватило, чтобы машина выскочила на «встречку». В лобовом столкновении обе ноги ниже колен раздробило так, что собрать их врачи уже не могли. Чтобы спасти жизнь, ноги пришлось ампутировать.

Сейчас Олегу 47 лет. Его подростковая юность пришлась на те времена, когда для пацанов город делился вовсе не на улицы. Кострома состояла из «Цыплятника», «Покровки», «Монастыря», «Поляны» и так далее. Он родился и вырос на «Голубятне». В те годы парни бились «стенка на стенку», район на район, подчас бесцельно, просто так, для тонуса. Если ты идешь вечером с девушкой по городу – тебя никто никогда не тронет, а стоит одному забрести куда-нибудь в чужую «зону влияния», то запросто можешь схлопотать «по соплям». Курить в 13 лет и пить портвейн в 14 было признаком нормального пацана. Это была эпоха «Плюмбума» и «Маленькой Веры» а – кто помнит, о чем эти фильмы.

И все, казалось, идет по плану. Кривому, корявому и отчасти дурному – но плану. С ясными перспективами, недалекими и простыми: закончишь училище-техникум, отслужишь в армии, женишься на девчонке из соседнего двора, получите общагу, начнете копить на телевизор, потом на холодильник (или наоборот), родите ребенка, получите «однушку-переходку»… Днем – работа, вечером – два канала телевизора; неделю работаешь, по субботам расслабляешься – с пивом и воблой, скандалишь с женой, выгуливаешься в воскресенье – и по новой… Циклично, приземленно, немного убого, скучно, без затей. Зато мирно, спокойно, как полагается.

Но поколению Олега чуток не повезло. Пока он служил в армии свои законные два года на ракетном полигоне в Капустином Яру, исчезла страна, в которой родился. А с ней и все планы с перспективами. Начались времена веселые, без планов. Оказалось, что стране совсем не нужны молодые и сильные. Выяснилось, что можно людям не выдавать месяцами зарплату, а вместо денег дать кетчуп или гобелен. Что фанерой можно рассчитаться за колбасу, а простынями за спирт. Оказалось, что врачу ездить с большой сумкой, набитой кастрюлями, в Польшу – это выгоднее, чем лечить пациентов. Заводы пилились на металлолом, зато на каждом шагу, как грибы, вырастали пивные. Начались лихие 90-е во всей красе. Хочешь жить – крутись, вертись. Олег обзавелся семьей, сел за «баранку» и стал «крутиться». Но вот только честный заработок, если не конвертирован в валюту, мог в одночасье превратиться в фантик. И глядя, как кругом воруется все, что только возможно украсть, как кидают и обманывают, как в момент любой ханыга и моральный урод может стать «новым русским» в малиновом пиджаке, поневоле задумаешься – а я-то что время зазря теряю?! И если кому-то можно быстро сытой и красивой жизни получить, то чем я хуже?!

Олег быстро «докрутился». Поучаствовал за компанию с друзьями-приятелями в кое-каких многообещающих «делах». Пожил красиво. Но очень недолго. Зато быстро судимость получил. Кто же знал, что только тому ничего не бывает, кто заводами ворует, а кто мелочь тырит, тот чалится, как полагается.

По сути, из-за такого поворота событий Олег и семью потерял. Сам виноват, конечно. Надо было получше отбирать себе товарищей и собутыльников.

И решил Олег попытать счастья в южных краях. Тем более, что отец его еще в 80-е уехал в Крым, а в 90-е обзавелся там бизнесом и вел торговлю весьма успешно. Однако папа встретил сына не очень приветливо. Уж был наслышан о «подвигах» и судимости Олега.

Крымская «гастроль» получилась у Олега тоже затейливой. В погоне за быстрыми деньгами и в Украине у Олега получилось все аналогично тому, как уже было в Костроме. С новыми друзьями украли водки. Много водки. Даже очень много. Компания чересчур отважных ребят «подломила» один ресторанчик – вывезли чуть ли не полный грузовик выпивки. И долго это отмечали.

После второй судимости Олег поуспокоился. Снова сел за руль. И без выкрутасов впахивал таксистом. И опять в погоне за заработком «перестарался». Взялся, уставший, за выгодный междугородний заказ. Пассажира отвез, а по пути обратно «улетел» до больничной койки.

Оставшись инвалидом, который в прежней жизни все растерял и разрушил, он был не нужен абсолютно никому. Даже самому себе. Единственные, кому он понадобился, так это пара «чернявых» субъектов. Они были не то молдаване, не то румыны. Управляли бригадой нищих-калек. И чтоб не подохнуть под забором от голода или опившись какой-то сивухи, Олег прибился к этой компании побитых жизнью бедолаг.

Сперва «работали» в Крыму, потом отправились на «гастроли» по стране. Как вспоминает Олег, «бригадиры» давали кров и еду, иногда наливали выпить, на манер «наркомовских», для бодрости. Около 2 лет колесил наш земляк в этом таборе. Пока однажды в Нижнем Новгороде не увидел он на автовокзале, куда ему дали «наряд» на работу, автобус с табличкой «Кострома». Сейчас сложно объяснить – как и что вспомнилось в тот момент Олегу, в каком месте у него защемило… Но подкатил он на своей коляске к водителю, договорился – и уже через час ехал в тот город, где когда-то бегал на дискотеки и дрался из-за детских обид, где впервые обнял девушку и взял на руки крошечную дочку… Ехал с пустыми карманами и даже без документов, которые остались у его молдавско-румынских «работодателей». Он ехал домой, где не было дома. Но был ясный расклад: если и удастся, фигурально выражаясь, «встать на ноги», то только здесь, в Костроме. А если уж суждено подохнуть – то пускай это тоже будет здесь.

Олег.png

На первых порах Олега в Костроме приютили старые, с детства знакомые ребята. Кто-то подсказал о существовании ночлежки. Не задумываясь, он сел в такси и поехал туда – нате, принимайте. И его взяли. Без лишних вопросов и церемоний.

В сентябре исполнится уже 4 года, как он живет в костромской ночлежке. Он выправил документы, оформил пенсию по инвалидности. Впервые жизнь у него начала протекать по-людски, без катаклизмов. Научился не рваться и метаться. Началась именно та жизнь, которая и прогнозировалась ему когда-то. Однообразная, простая, по плану. Зато в ладу – с миром, с окружающими, с собой.

Он болтает с соседями по вагончику и общается с разными людьми по интернету через смартфон, читает, смотрит телевизор, «ходит» в магазин за куревом. Периодически отправляется в «увольнение» – навестить знакомую даму или просто проехать неспешно по городским улицам.

Олег встретился с дочерью, которую не видел много лет. Фактически он познакомился с ней снова. Она замужем, работает судебным приставом, растит сына. И она не держит зла на своего отца, простила и подвела к нему его внука… Теперь каждый праздник он вызывает к ночлежке такси и едет к ним с подарком-гостинцем.

Он мог бы, в принципе, сейчас жить по-другому, снять на свою пенсию какой-нибудь угол или комнату.

«Неудобно из-за ног и коляски? Это сдерживает?» — спросил я его.

«Нет», — говорит, — «Я и с коляской могу справиться и во всем себя обслужить, без посторонней помощи».

«Почему же не хочешь уйти из ночлежки?»

«А что я буду делать в четырех стенах один? Я только одичаю там в одиночестве. Здесь общение. Здесь люди. Ночлежка для меня это как дом. Это мой дом».

Автор проекта Илья ТИМОФЕЕВ

Сейчас бездомные стоят себе дом. Большой каменный. Общественная организация «Воскресение» создает специализированный центр — социальную гостиницу, по сути. Уже возведен фундамент и начата кладка первого этажа. Однако средств на стройку не хватает. 

Все, кто хочет помочь в благородном и важном деле, могут перевести материальную помощь через сайт Planeta.ru.

Продолжение следует (читайте нас в воскресенье 26 апреля)


Источник: gtrk-kostroma.ru