Девушка приняла ислам.

Фото:

С Яной я познакомилась лет девять назад при весьма забавных (так кажется сейчас) обстоятельствах. Поздно ночью в квартире раздался грохот, визг и музыка. Звуки доносились сверху. Это было странно, потому что соседи были людьми уже в возрасте и весьма солидными. Я поднялась наверх и позвонила. Дверь открыла… девчонка лет 14-15. Как оказалось, внучка моих соседей Яна. Она, как и многие подростки, оставшись дома одна, устроила вечеринку для друзей. Утихомиривали компанию долго. Наверх я за ночь поднималась еще дважды. Все стихло, когда я пообещала при малейшем шорохе сверху вызвать полицию. А на следующий день «дебоширка» с двумя косичками пришла к нам извиняться – бабушка отправила.

Спустя несколько лет мы с Яной не сказать чтоб подружились, но стали очень хорошими знакомыми с общими интересами – у нас с разницей в несколько месяцев родились сыновья, у меня – Миша, у нее – Даниэль. А несколько позже я узнала, что сначала моя соседка развелась с мужем, а потом и вовсе уехала в Египет.  Еще позже я узнала, что Яна приняла ислам. И благополучно вышла замуж. За араба. Когда она появлялась в Костроме, то выглядела очень спокойной, умиротворенной и вообще производила впечатление взрослой, уверенной в себе женщины. К тому времени у нее родился еще один сын – черноглазое чудо по имени Омар. Но признаться честно, голубоглазая, светловолосая с веснушками на носу девушка весьма непривычно выглядит в хиджабе. И у меня постоянно вертелся на языке один и тот же вопрос – «Как тебя так угораздило?» И однажды я все-таки его задала…

МАМА ЗНАЕТ – СПОРИТЬ СО МНОЙ БЕСПОЛЕЗНО…

— Яна, каким попутным ветром тебя занесло в Египет? Как русская девушка, из самой что ни на есть Центральной России, оказалась в Африке?

— Я никогда не была в Египте в качестве туристки. Просто после того как приняла ислам, зарегистрировалась на международном сайте знакомств. У меня не было цели найти мужа-араба. Была цель найти мужа. И, желательно, мусульманина. И спустя какое-то время ко мне в друзья добавился мой будущий муж, Мохаммед. Я, признаться, была немного в шоке, потому что, повторю, цели познакомиться с арабом у меня не было. Мы с ним общались в Скайпе, но без камеры. Просто переписывались. Потом я спросила: «У тебя нет камеры?» Он: «Есть». – «А тогда почему мы ее не открываем?» Ответ меня поразил: «Я не хотел тебя смущать». В общем, увидели мы друг друга спустя полтора месяца знакомства и переписки. Потом он попытался приехать ко мне. Ему выдали визу в нашем посольстве. Но в аэропорту выяснилось, что виза оформлена с какими-то нарушениями, и его просто не впустили. Тогда в Египет полетела я… К этому времени мы общались уже семь месяцев.

— Как родные отнеслись к твоей идее поехать в чужую страну к человеку, с которым ты общалась только в Скайпе?

— Без негатива. Моя мама знает, что если я что-то решила, со мной лучше не спорить. Я пру, как танк. Волновались, конечно, все. Да я и сама волновалась и переживала. Это было уже три года назад.

— А поженились вы спустя сколько времени?

— Я приехала туда в декабре. И буквально через пять дней после моего приезда мы сходили в магазин, выбрали кольца, и потом у нас было два месяца на оформление всех необходимых документов. Потому что мы живем в Исмаилии, а ездить приходилось в Каир, в посольство России. В принципе, решение о браке мы приняли еще до моего приезда. Я ехала, чтобы убедиться, тот ли это человек, с которым стоит связать свою жизнь.

— Свадьба у вас была в Исмаилии?

— У нас не было такой свадьбы, как это принято в России. Да даже и такой, как это принято в Египте. Мы просто оформили документы и попили чай с тортиком. Все довольно буднично.

— Минутку, Ян, если я правильно поняла, ты приняла ислам еще здесь, в Костроме, до знакомства с мужем?

— Да.

— Почему???

Яна 1.jpg

— Это был мой осознанный выбор. Вообще, я всегда была верующим человеком. Бабушка очень часто водила меня в церковь, приучала к Богу, так скажем. Но многих вещей я в православии не понимала. Став взрослой, стала искать ответы на вопросы и нашла их для себя в исламе. После этого начала знакомиться с законом Шариата, читать об отношениях в семье, поведении мужчины и женщины и не нашла ничего, что противоречило бы моим представлениям об отношениях. Кому-то может показаться, что ислам ущемляет свободу людей. Но я абсолютно убеждена, что у человека должны быть ограничения в плане свободы. Абсолютная бесконтрольная свобода – это не есть хорошо. После этого я произнесла шахаду (свидетельство веры). Но на этом мое вступление в ислам остановилось. Я старалась надевать более или менее закрытую одежду, но ходила с непокрытой головой по-прежнему. Ну, и еще перестала есть свинину.

— С какого момента ты уже могла бы себя назвать действительно верующим человеком?

— Если по-честному, я поняла, что все это время, даже когда я уже надела платок – хиджаб, до того момента, пока я не начала совершать ежедневную пятикратную молитву, я не была по-настоящему верующим человеком.

ЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ БУНТАРЕМ

— Яна, тяжело было привыкать к жизни в Египте? Другая страна, другая культура – все другое.

 — Да. Даже сейчас, по прошествии времени, я не могу принять эту культуру. Но стараюсь относиться ко всему спокойно. А первое время я чувствовала себя просто каким-то бунтарем. Мне не нравилось все. Все не так, люди не такие, ведут себя неправильно… Не знаю, сколько нужно было терпения и мудрости моему мужу, чтоб все это пережить. Когда я начинала спорить относительно их традиций и пыталась установить свои правила, он говорил: «Ты что, хочешь изменить мир? Приехала Яна из России и будет диктовать, как людям жить. Оставь это все. Зачем тебе об этом думать?» Словом, он, как мог, меня успокаивал.

— Как такую бунтарку приняла семья мужа?

— Очень доброжелательно. Пожали мне все руку, поцеловали, я подарила всем костромские сувениры… Хотя, насколько я знаю, отец Мохаммеда очень смущался первое время, поскольку я все-таки дама с ребенком. И советовал сыну подумать – стоит ли жениться. Но переубедить его не смог. А после того, как я приехала, он смягчился. А когда я прилетела туда уже с Даниэлем  (первый раз ездила без него) – свекор совершенно растаял и буквально влюбился в него. Сейчас это еще один его любимый внук.

— А как вы с мужем и его родными общаетесь? На русском? На арабском?

— Нет. Я арабского не знаю, муж не знает русского. Я никогда не учила английский специально, но немного знаю его, муж английский знает, но он самоучка. Вот и общаемся на «ломаном английском». У нас есть стандартный набор слов. Если дело касается каких-то серьезных вещей, документов, например, мы не можем объясниться без переводчика. Но в бытовом плане мы общаемся нормально. Да! Мой муж выучил на русском фразу: «Привет, как дела?» И какие-то слова повторяет за мной. Один еще может запутаться, но он очень старается.

— У мужа большая семья?

— Мама, папа, брат и сестра. Кроме того, у его отца есть еще одна семья. И там еще два брата и сестра. Так что родственников много.

— А с ними ты как общаешься? Тоже на «ломаном английском»?

— Со свекром мы почти не общаемся. Он профессор, преподает в институте на кафедре ислама. И он очень набожный, религиозный человек. Поэтому, даже когда мы сидим в одной комнате, он даже не поднимает на меня глаза, чтобы меня не смущать. С ним мы общаемся через мужа. В последний раз, например, он сказал мужу: «Заботься о ней получше. Покупай все, что она хочет». Это приятно (улыбается). А что касается всех остальных, то находим общий язык. Сестра, например, знает английский, потому что во всех школах обязательно изучается арабский и английский. Так что с этим проблем нет.

ЯНА СМИРНОВА.jpg

ХОТИМ ПЕРЕЕХАТЬ В КОСТРОМУ

 — Яна, вертится у меня на языке еще один вопрос. Бытует мнение, что положение женщины в исламе оставляет желать лучшего. Ты как считаешь? Уже исходя из своего опыта?

— Я скажу так. Ислам без примеси разных культур и традиций ставит женщину на очень высокую ступень. Ни один по-настоящему верующий мусульманин не станет унижать свою жену. Так что все истории о том, что где-то в исламских семьях избивают жен, связаны не с религией, а с тем, что мужчина не ограничивает своей свободы и попросту перегибает палку. Ислам считает мужчину и женщину абсолютно равными друг другу. И если у женщин есть обязанности по отношению к мужчине, то и наоборот – у мужчин есть обязанности по отношению к женщине. Мы, женщины, ведь какие? Утром хотим красные туфли на шпильке, а вечером – селедки с вареньем. Задача мужчины – быть терпеливым и мудрым. Ни один нормальный мужчина никогда не то что не поднимет руку на свою жену, но даже словом никогда ее не оскорбит. Разумный мужчина в любой конфликтной ситуации посадит жену перед собой, они поговорят и все решат. У нас в семье проблемы решаются именно так.

— Я знаю, что вы планируете со временем переехать сюда, в Кострому. Это решение тоже было принято вместе с мужем?

— Конечно. Я русская просто до мозга костей, я хочу жить здесь. А муж, он открыт для всего нового, он хочет развиваться, он тоже заинтересован в переезде. Поэтому – да, в планах у нас переезд сюда. Но для этого надо решить вопросы с жильем и с работой.

— Какие еще планы на будущее?

— Семейные. Мы хотим большую семью и много детей. Даст Бог – купим большой дом. Чтоб всем хватало места.

— Куда поведешь мужа в Костроме в первую очередь? Что покажешь?

— Я думаю, это будет супермаркет! (Смеется) Нет, правда. В Египте нет таких торговых центров, как здесь. Даже если это магазин, где есть все, он все равно напоминает какую-то лавку. Домашнее что-то в них есть. И сервис там на довольно низком уровне. А вот таких огромных центров, как у нас, — там нет. А потом посмотрим наши костромские достопримечательности.

— Ты мужа уже знакомишь с какими-то русскими традициями?

— С традициями… Знаешь, первая традиция, которую усвоил мой муж, – поздравлять с днем рождения и дарить подарки. В Египте это не принято. Первым подарком, который сделал мне муж на день рождения, был букет цветов и торт. А вообще, мы с ним оба понимаем, что мы совершенно разные. Если честно, до сих пор до конца не понимаем, как случилось так, что мы вместе. Мы даже говорили с ним, что если бы у нас не родился ребенок, то мы, скорее бы всего, развелись. Настолько тяжело шла притирка друг к другу. Мы слишком разные.

— Ты счастлива?

— Да. Скорее, да.

Беседовала Ольга УМНОВА.

Фото из архива Яны Смирновой.

«Голос народа».


Источник: k1news.ru