Наталья  ЯБЛОКОВА: В патрульно-постовой службе все на равных

Со старшим сержантом патрульно-постовой службы Натальей Яблоковой мы познакомились… в областной библиотеке на литературной студии. Она (в гражданской одежде, естественно) долго и самозабвенно читала свои стихи. Лиричные, светлые. А под конец богемного собрания извинилась: «Через неделю, к сожалению, прийти не смогу. Дежурю». И тут я из витающего в облаках слушателя превратился в ушлого журналиста: как в такой милой женщине уживаются два абсолютно противоположных начала?! Договорились об интервью, на котором первый вопрос родился сам собой.

Фото:



Со старшим сержантом патрульно-постовой службы Натальей Яблоковой мы познакомились… в областной библиотеке на литературной студии. Она (в гражданской одежде, естественно) долго и самозабвенно читала свои стихи. Лиричные, светлые. А под конец богемного собрания извинилась: «Через неделю, к сожалению, прийти не смогу. Дежурю». И тут я из витающего в облаках слушателя превратился в ушлого журналиста: как в такой милой женщине уживаются два абсолютно противоположных начала?! Договорились об интервью, на котором первый вопрос родился сам собой.

А СНЕГ НЕ ЗНАЛ И ПАДАЛ…


— Наталья Юрьевна, не стесняет ли строгая форма порывы души?

— (Улыбается.) Одно другому не мешает. Каждое впечатление стараюсь отразить на бумаге. Посмотрела фильм – что-то родилось. Прочитала хорошую книгу, опять эмоции, которые пытаюсь не упустить. Даже, казалось бы, мимолетные уличные эпизоды могут сильно поразить, заставить задуматься.

— Например?

— Патрулируя, заметила пожилую пару, переходящую дорогу. Погода была не очень, сыпал неприятный снежок. Пока горел красный свет, старушка заботливо поправила спутнику воротник. А дедушка в ответ нежно упрятал ей под платок выбившуюся седую прядь. Вроде бы пустяк, но так мило! Пришла домой, не успев снять форму, написала по этому поводу стихотворение.


— На службе знают, что увлекаетесь творчеством?

— Стараюсь не афишировать. Зачем?

Затем, чтобы писать начальству оды на юбилеи. Я в армии заделался художником. И сразу все тяготы и лишения службы отошли на десятый план. Уверяю, и ваш статус в органах резко бы повысился.

— (Смущенно.) Да я и так вроде на хорошем счету. Но если попросят, почему бы и нет? Вообще до определенного времени писала для себя. В стол. Пока друзья не утащили тетрадь в районную газету. Там мои стихи напечатали, заметили. Потом известный поэт Александр Бугров пригласил на литературную студию.

— И все же, как с таким хрустальным восприятием мира решились на службу в полиции?

— Давно хотела. С детства во мне гармонично уживались три мечты. Видела себя и швеей, и милиционером, и журналистом. В итоге все реализовалось. Дома, в свободное время, шью детям какие-то вещи, что-то перешиваю. В районную газету ношу не только стихи, но и небольшие заметки. А на службу в органы внутренних дел поступила девять лет назад. И ни разу не пожалела. Хотя это было не просто.

— Почему?

— Впервые пришла в отдел кадров на Советскую, 90, закончив филологический факультет пединститута.

А МНЕ СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ


— Однако профессиональное красноречие не помогло?

— Хотела стать сотрудником ГИБДД, но мне сказали: «Посмотри на себя в зеркало».

-???

— Просто я не выглядела в то время на свой возраст. По внешности давали максимум лет 15. Валюта какая была раньше в деревнях, помните?

— Стеклянная, сорокоградусная.

— Так точно. Мама, бывало, скажет: «Дочка, купи бутылку, расплатиться с мужиками, вскопавшими участок». А мне, уже взрослой, не продают! Только по предъявлению паспорта. Так же и в отделе кадров поначалу не поверили. Но, даже узнав реальный возраст, не рекомендовали дорожную службу. В итоге я поступила на работу в ЧОП. Дежурила, занималась в спортзале, в тире. Словом, закалилась и вновь подала документы в УВД. И в декабре 2006 года получила приказ о зачислении на службу. Начинала в отделе охраны обеспечения и обслуживания УВД, затем работала во вневедомственной охране. И вот три месяца служу в ППС.

— Близкие как этому отнеслись?

— С пониманием. И муж, и родители поддерживают. Тем более, они прекрасно знают: если я что-то решила…


— В патрульно-постовой службе много женщин?

— Совсем мало. Мы все друг друга знаем, дружим.


— А как с мужским контингентом? Если какая-то заварушка, не просят постоять в сторонке?

— (Недоуменно.) Что вы?! Все на равных. Я знала, куда шла. Правда, в самом начале парни настороженно относились: можно ли положиться? Но после первого уличного инцидента признали за равную. Когда задержанный правонарушитель хотел сбежать, я его догнала, применила силу и доставила к машине.

— Каков распорядок службы?
— По-разному. Сегодня, после нашего разговора, пойду на полуторачасовое занятие по физподготовке: комплексные силовые приемы, рукопашный бой. Затем инструктаж, развод и патрулирование.


— Вас ставили в спарринг с мужчинами?

— Конечно. Все по взрослому, никаких поблажек, скидок. Но до синяков, шишек пока не доходило.

_ А на улице?

— Хотел тут недавно пьяный мужик, который ничего не соображал, с нами подраться. Надели наручники, и он быстро успокоился. Понимаете, в основном на людей действует форма. И не важно, сколько человек с другой стороны. Вот идем мы вдвоем — втроем и видим большую шумную компанию, распивающую пиво. Как правило, еще завидев патруль издали, такие граждане спешат ретироваться. Потому что знают: ничего хорошего от встречи со стражами порядка им ждать не придется.

— А если не ретируются?

— Подходишь, представляешься. Встречаются смельчаки навеселе, пытающиеся шутить: «Вот бы мне такую строгую жену!» Для кого-то, наоборот, женщина-полицейский, как красная тряпка. Начинают хамить.

— Что в ответ из средств защиты?

— Резиновая дубинка, наручники, газ. Пистолет, слава богу, применять не приходилось. Некоторые насмотрятся фильмов и думают, что наручники – игрушка такая. Вот меня заковали, я герой! Бывает, задержанные правонарушители пытаются освободиться. Но не тут-то было. Система такая: чем больше совершаешь движений, тем сильней «браслеты» затягиваются. В Европе даже есть умные наручники. Через каждые 10 минут они затягиваются все туже. Хулиган сам бежит в полицейский участок – лишь бы побыстрей сняли.

У СЕРЖАНТА В ВЫХОДНОЙ – ПУГОВИЦЫ В РЯД

— Вы задумывались о карьерной перспективе?

— Мне моя работа нравится. Но хочу получить юридическое образование. Раньше с высшим педагогическим охотно брали в инспекцию по делам несовершеннолетних. Сейчас, в связи с реорганизацией МВД, вакансий там немного. Поживем, увидим.

— Каким видится город во время дежурства? Есть любимые места?

— Скорее, есть в Костроме места, где сделать работу проще и легче. Там, где людей больше. А есть спальные районы, где в 9 вечера улицы вымирают.


— Так это же, наоборот, хорошо. Все по домам, никаких уличных происшествий. Или вам «палочки» необходимо для отчета ставить?!

— Сейчас такого нет. Есть нагрузка на сотрудника.


— Но самый лучший врач, не который прекрасно лечит, а у которого здоровые пациенты.

— В идеале вы правы. При этом главная наша задача – не допускать нарушений порядка и вовремя быть там, где они возможны. Закон Российской Федерации запрещает появляться на улице в состоянии алкогольного опьянения. Так что делают наши выпивохи? Распивают теперь спиртные напитки дома! Бывает, встретишь такого, спросишь: «Куда пропал?» А он честно признается: «Надоело постоянно попадать к вам в участок. Я теперь дома расслабляюсь». И в этом, считаю, уже есть плюс. Ведь дело не только в пьяной агрессии. Могут и на него напасть, избить, отобрать вещи. Больная тема – отсутствие вытрезвителей. Отравившемуся алкоголем в первую очередь необходим не человек в погонах, а человек в белом халате.


— Велик ли штраф за пьянство на виду у всех?

— От 500 рублей.

— А с курением в общественных местах, похоже, борьба так и не начиналась…

— Почему?! Мы не пройдем мимо курящего на остановке, заглядываем в подъезды – не дымят ли там? Вот совсем недавно составили протокол на мужчину, который курил на территории заволжской детской больницы. Он поначалу возмущался: «Где здесь написано, что нельзя?!» Но…


— …Незнание закона не освобождает от ответственности перед ним.

— Совершенно верно.

— Наталья Юрьевна, вдруг вам выпадет дежурство на 8 Марта?

— У нас графика на месяц, как такого, нет. Максимум на неделю. Все может быть. Но я точно знаю, что, когда приду с работы, дома будет ждать букет цветов. Кстати, в новогоднюю ночь пришлось дежурить. Потрясением это не стало. За полчаса до боя курантов прибыли на вызов — в квартире рассорились гости. При виде нас дискуссия резко прекратилась. И ровно в полночь мы были у наряженной елки в Давыдовском.

— С бутылкой шампанского?

— С коробкой сока!


Дмитрий ТИШИНКОВ.


Фото Николая Суворова.

Материал размещен в газете «Голос народа» №7 от 17 февраля 2016 года


Источник: k1news.ru