Даниэла ВИГЕРЧУК: «Старинные балы прекрасны, но жить хочу в XXI веке»

В живописных аллеях среди вековых лип, куртин и альпийских горок неспешно прогуливаются барышни в бальных нарядах и кавалеры во фраках. Нет, это не съемки очередного кино в Костроме. Интереснее! В усадьбе Следово – ежегодный, пятый по счету, «Прием у Карцевых». На бал съехались гости из многих городов России.

Фото:

В живописных аллеях среди вековых лип, куртин и альпийских горок неспешно прогуливаются барышни в бальных нарядах и кавалеры во фраках. Нет, это не съемки очередного кино в Костроме. Интереснее! В усадьбе Следово – ежегодный, пятый по счету, «Прием у Карцевых». На бал съехались гости из многих городов России.
Столичные сразу обращают на себя внимание – гордая посадка голов, снисходительные взгляды. Один – ну, вылитый Евгений Онегин среди простодушного провинциального веселья. А эти две дамы напоминают заносчивых сестер мистера Бингли из фильма «Гордость и предубеждение». Но это все маски, господа! Костромичи, петербуржцы, москвичи, кировчане, ивановцы, ярославцы, нижегородцы с удовольствием окунулись в эпоху начала 19-го века и от души танцевали модные в те времена танцы. То в толпе гостей, то у сцены, где готовилась премьера водевиля «Дочь актера», то рядом с крестьянами, подающими самовары к столу, можно было увидеть прелестную молодую хозяйку бала – Даниэлу Вигерчук. Всюду успеть, ничего не упустить из виду! Она и в жизни такая – недавно с отличием защитила диплом в КГТУ, воспитывает маленького сына, руководит костромской студией старинного танца Reverence.


Первый танцпол мы сшили

— Даша, раньше в анкетах был популярен вопрос: «В каком веке вам хотелось бы жить?». Сейчас он напрашивается сам собой.

— Хочу жить в своем веке и заниматься тем, чем занимаюсь сейчас. В каждой эпохе есть свои плюсы и минусы. Старинные балы – это прекрасно! Их-то мы пытаемся по-своему перенести в день сегодняшний. Но мне бы совсем не хотелось ощущать на себе не самые лучшие стоны ушедших веков – проблемы с гигиеной, бесконечное бездорожье. Поэтому я очень рада, что живу именно сейчас, и в моем доме есть водопровод и Интернет.

— Как родилась идея реконструкции старинных балов?

— Собственно и идея-то не моя. Учась в 11-м классе, узнала, что в Костроме есть клуб исторического танца. И стала там заниматься. Впрочем, в культуру балов никто всерьез не углублялся. Поэтому и наши «рауты» представляют собой совершенную эклектику из танцев разных эпох, то же самое можно сказать и о нарядах. Так получилось, что через какое-то время клубом пришлось руководить Тимофею Криницкому и мне. И был наш первый, более-менее приближенный к историческому, бал в Дворянском собрании. И в том же году устроили первый «Прием у Карцевых» в усадьбе Следово.

— С благословения Юрия Петровича Карвацкого?

— Приехали в Следово на разведку, поделиться замыслом. Мы-то мечтали о милом ампирном пикнике на свежем воздухе. А тут такое великолепие, что дух захватывает. К тому же оказалось, что Юрий Петрович просто заряжен идеей исторических приемов. «Нет, нет! Все должно быть по-настоящему – торжественный прием гостей большой бал, соблюдение всех ритуалов», – говорил он.

— И как все вышло?

— Немного сумбурно, но хорошо. А то, как сшивали танцпол, теперь ходят легенды. Исполнять исторические танцы, требующие полускольжения, на траве или асфальте практически невозможно. С финансами тогда, как и сейчас, было сложновато, и единственное, что могли позволить, – куски ДВП, которые еще следовало просверлить по периметру и сошнуровать. Силы тогда не рассчитали и занимались «шитьем» танцпола до двух часов ночи при свете фонаря. Позже додумались постелить на землю линолеум.

— С каждым годом гостей все больше?

— На первом приеме в Следово было где-то около пятидесяти человек, а нынче уже сто. И организационно это уже непросто.


Не стесняемся провинциальности

— Ваши балы невольно напрашиваются на сравнение с тем, что были в «Гордости и предубеждении». Та же симпатичная провинциальность, и заминки в танцах, и простота в общении.

— Это действительно так. Сейчас в сообществе исторических танцев существует, можно сказать, некоторое противостояние. Есть столицы, которые стремятся к высокому великосветскому уровню. У них балы во дворцах, исключительно живая музыка, очень строгий дресс-код. Можно приехать и не попасть: просто не пустят. Мы же даже не пытаемся брать эти высоты. Мы провинция и не стесняемся этого. У нас своя прелесть. Самовары на столы у нас накрывают «крестьяне», в лощеных лакеев их не наряжаем. И они с легкостью могут заговорить с «барином», поиграть с господами в горелки. Поэтому и приезжают к нам из столиц, «наелись» своих безупречных балов. Наша простота, сердечность им в диковинку, но нравится.

— Исторический костюм меняет человека?

— О, да! Костюм – это гораздо больше, чем мы привыкли думать. Не только оболочка от холода, и не только эстетическая составляющая. Так, для дамы чрезвычайно важна невидимая часть костюма – нижнее белое. Корсет – не только создает талию, но и задает определенный стиль поведения, походку. Не просто стягивает тело, а как бы собирает человека. Сейчас, кстати, эта деталь исторического костюма распространяется все больше и среди кавалеров.

— Мы сейчас все такие унифицированные, а среди гостей на балу сразу видны типажи: вот мелкопоместные дворяне, вот в кои веки выбравшийся из своего поместья домосед.

— И так, и не так. Да, старинный костюм как-то по-другому выявляет сущность человека, но унифицированность стиля есть и у нас. Кто-то может себе позволить разнообразные наряды, а кто-то несколько сезонов в одном и том же платье. Увы, многое зависит от финансовых возможностей, и от вкуса, разумеется. Не так много людей занимаются историей костюма, часто просто приходят к мастеру и говорят: «Сшейте примерно вот такое платье».

— Гости уезжают довольными?

— Все зависит от задачи, которую они поставили перед собой. На наших приемах мы предлагаем много всяких развлечений – старинные игры, прогулки, посмотреть водевиль. Если человек приезжает с искренним желанием хорошо провести время, то мероприятие пройдет на ура, несмотря и на организационные неувязки. А если прибыл с настроением – «Ну, удивите меня чем-нибудь», то вряд ли его что-нибудь порадует.

— Я бы никогда не смогла выучить эти старинные танцы. Настоящие шарады! Где вы их находите и как разучиваете?

— Воссоздание старинных танцев – это целое научное направление. Люди занимаются исследованием, поисками много-много лет, находят какие-то закономерности, описывают схемы танцев. Мы же просто пользуемся их трудами. Сейчас проводится немало фестивалей старинного танца, на которые приглашаются преподаватели из других стран. Так, недавно мастер-класс давала француженка Ивон Варг – специалист по танцу в стиле ампир.


Кадрили – жизнерадостные и сложные

— Какой ваш любимый танец?

— Обожаю кадрили, они одновременно жизнерадостные и сложные. Мне нравится, когда танец не просто повторение движений, а есть простор для импровизации. Люблю английское чудо – контрдансы. Их как раз можно увидеть в фильме «Гордость и предубеждение» Танцующие встают в длинную колонну, идет расчет на первые-вторые пары… Контрдансы интересны тем, что это танец для общения – можно одновременно полюбезничать с несколькими кавалерами.

— Даша, не могу не полюбопытствовать о вашей дипломной работе. Дошли слухи, что это невероятной красоты платье в духе старины.

— Да, Кострома – маленький город… Это я о слухах. Дипломная работа – не реконструкция, а скорее реплика исторического костюма. Я постаралась сотворить русское придворное платье – униформу фрейлины со всеми ее особенностями. Аналогов в другой культуре нет, поскольку в этом наряде присутствовали элементы русского народного костюма. Мое платье выполнено из натурального бордового бархата с золотым шитьем и атласа. Имитированная планка с пуговицами сверху донизу (как на деревенском сарафане), откидные рукава, как у царевен петровской эпохи, кокошник – и все это в сочетании с силуэтом, модным в середине 19-го века. Шила его три месяца, но не круглосуточно – у меня же маленький ребенок.

— Какая судьба ждет это платье?

— Уже была в нем на балу в Ростове.

— И как?

— Незамеченной не осталась.

— «Ребяткам не терпится почувствовать себя белой костью, дворянами», – обронил фразу один человек по поводу бала в Следово. Упрек не к месту?

— Здесь не барство, не желание возвышаться над другими хотя бы на время. Здесь мечта о красивых нарядах, о волшебстве, именуемом балом. А все остальное – игра. Даже ребята, изображающие слуг, исполняли свои роли с удовольствием. И с каким колоритом! И скажите, где еще представится возможность окунуться в другую эпоху!

Алевтина НОВИКОВА.

Фото Николая Суворова и из архива Даниэлы Вигерчук.

Материал размещен в газете «Голос народа» №28 от 15 июля 2015 года


Источник: k1news.ru