Благоприятный климат значим не только в доме, но и на работе/

Фото:

«Главней всего погода в доме», — поется в одной популярной песне. В развитии этого тезиса можно заметить, что благоприятный климат значим не только в доме, но и на работе, да и вообще — везде.

О разных видах климата (в том числе о психологическом, деловом и инвестиционном) мы поговорили с Генеральным директором ООО концерн «Медведь» Вадимом БРЮХАНОВЫМ.

— Вадим Константинович, в конце мая концерн «Медведь» организовал проведение в Костроме климатического форума. Для чего он был нужен?

— Если бы наша компания до сих пор находилась на ул. Зеленой, то, наверное, не стоило бы и затевать подобное мероприятие. Но поскольку с зимы мы переехали на новую площадку, расположенную на ул. Солониковской, то использовали форум как повод пригласить гостей на новое производство. А приглашение гостей в свою очередь требует наведения чистоты и порядка, и мы немного «почистили перышки». Ведь одно дело обратиться к сотрудникам с призывом «Давайте приберемся!» и совсем другое – «Давайте достойно встретим гостей!».

— И кто же выступал в роли гостей?

— К нам приехали наши представители и поставщики со многих регионов России, а также из Казахстана и Беларуси, поэтому форум можно назвать международным. Всего было представлено порядка 80 компаний. Люди приезжали с семьями, мы им устроили и прогулки по городу, и обзорные экскурсии, так что организованное нами мероприятие стало событием не только для концерна «Медведь», но и для Костромы.

Раньше мы уже проводили климатические форумы, но тогда их участниками выступали в основном наши дилеры в регионах. А сегодня у нас несколько изменились задачи. Это связано с тем, что в настоящее время мы переориентируемся на более крупную продукцию, переходим в другой сегмент, в котором работа наших представителей в регионах не столь востребована. Ведь производство крупных машин требует долгой проработки, тесного, прямого контакта исполнителя с заказчиком. Поэтому формат климатических форумов, на которые собираются наши представители, нам интересен в меньшей степени, теперь мы больше заинтересованы в приглашении отраслевых заказчиков – нефтяников, газовиков и т.д. 

 КФ 001.JPG

— Говорят, что один переезд равен двум пожарам. Обжились уже на новом месте?

— Строительство у нас еще не закончено, но тех производственных площадей, которые мы уже отремонтировали, а это порядка 20 тысяч кв. м., нам в обозримом будущем будет достаточно. Мы нарастили свои площади в 5 раз в сравнении с тем, что у нас было на улице Зеленой. Теперь и вся готовая продукция, и материалы у нас хранятся под крышей, а значит ни дождь, ни снег им не страшны. Сейчас самое важное — это выстроить всю логистику.

В процессе переезда у нас произошли определенные сбои по срокам, возникла некоторая несогласованность между подразделениями. Это неприятно, но неизбежно. Но главное, что работа у нас есть, заказов более, чем достаточно. Другое дело, что платежеспособность покупателей сегодня снизилась, и большинство заказов идет с отсрочками платежей, некоторые из которых превращаются в просрочки. Нам сегодня только РЖД должно порядка 14 млн рублей…

 — А в какую сумму оцениваются затраты на переезд в новые корпуса?

 — С 2009 года на создание новой площадки было потрачено порядка полумиллиарда рублей. Мы старались обойтись своими средствами и лишь для окончательного переезда вынуждены были взять кредиты.

Вообще это не был в чистом виде классический инвестиционный проект, когда инвестор взвешивает свои силы, определяется с источниками финансирования и только после этого начинает строительство. Нет, если бы это было так, мы бы до сих пор ничего не сделали. Где-то мы решились на организацию нового производства от безысходности, потому что понимали, что прежняя площадка бесперспективна.

К сожалению, у нас сегодня нет цивилизованных инструментов финансирования, которые бы обеспечили промышленному предприятию безболезненный переезд на новую площадку.

Срок окупаемости такого производства, как у нас, составляет 10-15 лет. Причем в течение этого периода бюджет будет получать какие-никакие деньги, так что государство должно быть заинтересовано в строительстве подобных объектов.   

КФ 060.JPG

И даже если концерна «Медведь» вдруг не станет, эти здания останутся и их займет бизнес. Не важно, что здесь будет – склад или производство, но это будет хозяйствующий субъект. Поэтому деньги, затраченные на строительство зданий, сооружений, коммунальной инфраструктуры никогда не являются потерянными.

— Не было желания вместе с местом дислокации поменять и название – провести ребрендинг?

— Мы уже пробовали делать ребрендинг, и не раз, было у нас и название «Волгаэнергомаш», и другие. Но дело в том, что на рынке мы уже достаточно известная компания. В своем сегменте концерн «Медведь» на слуху, поскольку мы являемся одним из лидеров, причем предлагаем достаточно широкую линейку продукции.

Может быть такая диверсификация и не совсем правильный ход с точки зрения бизнеса, поскольку считается, что при узкой специализации легче достичь успеха. Зато в сегодняшней кризисной ситуации широта ассортимента позволяет нам держаться на плаву. Здесь можно провести аналогию с рыбаком, который закинул одну удочку, у него клюет, скажем, верхоплавка, и он целенаправленно ловит только ее. Но если верхоплавка не клюет, то у рыбака появляется время забросить донку, покидать спиннинг в расчете на хищную рыбу. Применение разных снастей дает больше шансов на хороший улов.

КФ 148.JPG

Вот и мы сегодня, как тот рыбак, не ограничиваемся одной удочкой, а применяем всевозможные снасти в надежде, что хоть на что-то, да поймаем свою рыбу.

— Менять название смысла нет. Может, тогда на новом месте стоит по-новому подойти к организации производства?

— На производстве, как и в жизни, любые изменения вызывают всеобщее недовольство. Все люди боятся неизвестности, и когда приходит начальник, и говорит: «Я сейчас вам расскажу, как мы теперь по-новому будем работать…», то реакция коллектива предсказуема: «Ну, сейчас начнется…». Психологически мы все боимся перемен.

Самое слабое место не только у нас, но и вообще в России, это культура производства. Мы в свое время не раз пытались внедрить и так называемое «бережливое производство», и другие современные системы организации труда, но пока эти попытки не увенчались успехом. Может, проблема заключается в том, что присутствует определенная кампанейщина – загорелись, забегали, засуетились, а потом – раз, какой-нибудь сбой, и уже не до новаций. Японцы правильно говорят, что быстро – это медленно, но без остановок. К культуре производства это относится в полной мере: одномоментно ничего не изменишь, нужно постоянное, поступательное движение к поставленной цели.

 КФ 202.JPG

— А вы не считаете, что высокая культура производства неотделима от высокого уровня оплаты труда?

— Безусловно уровень заработной платы очень важный фактор для каждого работника, как нашего предприятия, так и для любого человека. Другое дело, что этот уровень сегодня определяется в большей степени так называемым рынком труда. Размер заработной платы имеет решающее значение при поиске кандидата на открытую вакансию, в дальнейшем на мотивацию работника оказывают более сильное влияние такие факторы, как условия труда, организация рабочих процессов, чувство своей нужности, признание в коллективе, причастность к успеху или успешной компании. Естественно, все это работает когда уровень заработной платы позволяет человеку закрывать самые необходимые потребности, связанные с питанием, жильем, детьми и безопасностью.

— Тем не менее в концерне «Медведь» не отказываются от форм материального стимулирования,  действует система серебряных и золотых значков, обладание которыми сулит работникам вполне конкретные денежные выплаты.

— Такие значки, как форма поощрения сотрудников, выдаются с учетом стажа работы, наличия рацпредложений и ряда других критериев при обязательном голосовании трудового коллектива по каждой кандидатуре. Серебряных значков выдается 10 штук в год, золотых – один или два. Обладатели серебряного значка получают так называемую 13-ую зарплату на День машиностроителя. Мы думали еще по аналогии с «Дженерал Моторс» ввести такую привилегию, как гарантированная парковка, но с переездом на новую площадку проблема парковочных мест у нас в целом была снята, и эта мера поощрения стала неактуальной.

Золотой значок гарантирует выплату не только премий, но и корпоративной пенсии в том же размере, что и государственная. Единственное условие этой выплаты – прибыльность работы предприятия в тот месяц, за который выплачивается пенсия.

Поскольку данная система работает у нас достаточно давно, более 10 лет, обладателей серебряных значков у нас насчитывается уже около сотни, а золотые значки имеют человек 15-20, из которых человек семь на сегодняшний день получают вторую пенсию от предприятия.

 КФ 125.JPG

— Вадим Константинович, поскольку вы являетесь не только руководителем крупного производственного предприятия, но и главой «Костромского союза промышленников», не могу не спросить вас об общей ситуации в экономике. 

— Честно говоря, сегодня я не вижу предпосылок для экономического роста. Сидением и говорением экономический рост не обеспечишь. Оттого, что мы сказали слово «импортозамещение» или слово «модернизация» ничего не изменится.

Чтобы заработала промышленность, нам нужны инвестиции. У нас инвестор воспринимается как какой-то мужик, который ходит по миру с мешком денег за плечами и думает, куда бы эти деньги пристроить. А ему со всех сторон кричат: «Иди к нам, у нас лучше всех!».

Составляющими инвестиционной активности, на мой взгляд, являются три основных фактора:

— Наличие свободных финансовых ресурсов и условия, при которых вложение их в реальный сектор экономики более интересен для финансовых структур. У нас сегодня основные денежные средства сконцентрированы в Сбербанке, который сегодня зарабатывает значительные средства на валютных спекуляциях и в торговле на биржах, не показывая никакой заинтересованности по размещению средств в экономике страны.

— Второе – это безопасность и стабильность по ведению бизнеса на территории страны. Сегодня, в понимании инвестора Россия не самая тихая гавань. Тому есть как исторические причины, так и события последних лет, когда некоторые наши бизнесмены вынуждены в целях безопасности находиться за пределами Родины.

 — И третье — это наличие успешных бизнес структур, готовых брать на себя ответственность по привлечению инвестиций и реализации бизнес-проектов.

Я считаю, что наш проект по организации новой производственной площадки является наглядным примером, показывающим, что на территории Костромской области  подобные проекты не только возможны, а с успехом реализуются, становясь надежной основой для развития как региональной экономики, так и России в целом.

Алексей УХАНКОВ.

 


Источник: k1news.ru