Интервью с молодой актрисой.

Фото:

Кареглазая красавица Елизавета Камерлохер приехала в Костромской драмтеатр в 2014 году, после окончания Нижегородского театрального института, где получила специальность «актриса драматического театра и кино». Она быстро вписалась в творческий коллектив театра и уже не мыслит себя вне его. Об этом и многом другом наш разговор с молодой актрисой. 

«Я нашла свой театр»

Лиза, как вы попали в Кострому, в наш театр?

— В вузах сейчас нет распределения. Работу приходится искать самим. Сейчас молодым устроиться на работу тяжело. Я посылала резюме (к нему прилагаются фотографии и видео с моим участием в спектаклях) в несколько театров. И Кострома не единственный город, откуда пришло приглашение. Я стояла на перепутье, и выбор пал на Кострому. Считаю, что мне повезло. Я нашла свой театр. Мне нравится здесь, это настоящая семья, все родные люди.

— Вы всегда мечтали стать актрисой?

— Не мечтала, считаю, что сработали гены. Нас в семье три сестры. Одна пошла по стопам мамы, вторая – хорошая жена, а я — как папа. А папа – Юрий Камерлохер — артист драмтеатра и кино, режиссер. В СССР когда-то приехал мой дед из Австрии, они жили в Поволжье, во время репрессий были высланы в Челябинск. Папа закончил театральный институт в Екатеринбурге, а потом ГИТИС. Наша семья кочевала по городам, по театрам. Папа служил в театрах в Челябинске, Талды-Кургане, в Иванове, в Казахстане, в Кинешме.

— Получается, что вы «росли в гримерке»?

Можно так сказать. Помню, когда мы, маленькие, начинали плакать в театре, нас сажали на круг на сцене. Его включали, мы каталась на нем и переставали плакать. Мама тоже работала в театре, в постижерном цехе – бороды клеила, парики делала. Потом перешла в костюмерный цех. Она всегда вместе с папой работала.

— Поэтому для вас, куда поступать, вопрос не стоял?

-Я раздолбай! (Смеется.) В 11-м классе еще ничего не решила. Но мне всегда нравилось играть и петь. В Кинешме в нашей школе был проект «Классика на школьной сцене». Мы, ребята, ставили вместе с артистами театра спектакли. И школы между собой соревновались, у кого получится лучше. Я играла в постановке «А зори здесь тихие…». И меня так захватило, что я решила: «Театральный!». Конкурс был 100 человек на место.

— Трудно было учиться?

— Нет. Труднее работать.

«Входить в роль помогали наши звезды»

— Какие роли играете?

— Машу Миронову — в музыкальном спектакле «Капитанская дочка»,  мисс Фэри – в «Странной миссис Сэвидж», Царевну — в сказке «Молодильные яблоки» и Гретель – в «Умной Гретель».

— Героиня  «Капитанской дочки» вам близка?

— В детстве я Машу Миронову не понимала. Но когда достигаешь определенного возраста, ты все проецируешь на себя. Сейчас всю эту историю очень переживаю. После сдачи этого спектакля мы с Сашей Соколовым (он играет Гринева) выбежали в гримерку. Он сидит, рыдает, и я плачу. Огромный эмоциональный накал! (Улыбается.) И так на каждом спектакле.

— Кто помогал вам в подготовке роли Маши?

— Я считаю своей театральной мамой Надежду Сергеевну Залесову. Она меня направляла при подготовке роли. Помню, когда мы у нее собирались, она объясняла мне, какая у меня должна быть задача в этом образе и как я ее должна решать. Она меня успокоила, настроила… А Татьяна Владимировна Никитина! Она играет мою маму. Перед каждым спектаклем она молитву прочитает, наставляет меня. В принципе, мне помогали входить в роль все. И Ваня Поляков, и Сережа Чайка. После каждого спектакля они следят за мной: «Шоколад не ешь, выпей лучше чай!»

У вас есть поклонники?

— Есть девочка, которая мне постоянно подарки дарит, цветы, где бы я ни выступала… Мы часто выезжаем на творческие встречи со старшеклассниками, со студентами. После этого многие из них пишут мне в социальных сетях, задают вопросы о жизни, о театре, советуются о чем-то личном. Они приходят на спектакли. В общем, я взяла молодую публику на себя (улыбается).

Кого мечтаете сыграть?

— Раньше была мечта сыграть Машу из «Трех сестер». Но я ее сыграла в дипломном спектакле. Литературный мир – он необъятный. Мне все интересно. У меня еще небольшой опыт, и я обеими руками за все! Нужна и классика. Ведь сейчас все современные пьесы перекликаются с классикой. Возьмите Островского, сюжеты его пьес присутствуют в нашей жизни, только чуть-чуть видоизменились. Все хотят денег, переживают, влюбляются!

— Недавно были майские праздники, вы в это время работали?

— Конечно, это минимальное, что мы можем дать ветеранам. В сравнении с тем, что они нам дали в свое время, – это ничто! Поэтому устал, не устал — ты об этом не думаешь. Мы играли и в театре, и на площади Мира, выступали и в Заволжском доме ветеранов. Как нам все были благодарны! Одна бабуля подошла и говорит: «Родные! Вы понимаете, что для нас это очень важное событие!»

капитаская дочка.jpg

«Петь начала раньше, чем говорить!»

Лиза, я слышала, вы великолепно поете.

— Я всегда пела, мне кажется, петь я начала раньше, чем говорить (улыбается). Я окончила музыкальную школу, но пением стала серьезно заниматься в Нижнем Новгороде, там нам преподавали вокал. Кроме того, я, параллельно с театральным институтом, два года проучилась в консерватории – на эстрадно-джазовом отделении…  Но совмещать сразу два очных факультета – это невозможно! И я решила, что совершенствоваться в музыке буду самостоятельно.

Что нравится исполнять?

— Джаз. Но спеть могу все, что пожелаете. У нас идет спектакль, поставленный ко Дню Победы, «Мир вашему дому!», я там пою. Я уверена, что у нас еще будут похожие постановки. Всем нашим артистам, кто пел, понравилось. Все хотели бы продолжить. Ведь игра, песни, музыка – все это в совокупности влияет на зрителя, восприятие у него тогда совсем другое!

У вас есть секрет красоты?

— Детский крем. У меня кожа плохо реагирует на другие кремы. И специально с кусочками огурца на лице не лежу! (Улыбается.) Я ложусь поздно. После театра у меня еще есть работа – я уезжаю на студию, пишу музыку, инструментальные пьесы.

Эту музыку можно где-то услышать?

— Никуда я ее не посылаю. Но она выложена в Интернете, ВКонтакте. Мой папа очень любит музыку, он специально записал все мои произведения на диск и теперь слушает ее в машине. Я думаю, если все получится, когда-нибудь у меня с мужем (он – гитарист) будет свой музыкальный проект.

У вас остались родственники за рубежом?

Папа постоянно бывает за границей, сейчас наши родственники живут в Германии – в Висбадене, Франкфурте, Берлине, Кельне. Я там тоже была. Но это не наша страна, нет там русской души! Ты чистишь зубы – они заставляют воду закрывать… Там живут все по плану — «орднунгу» — ни шага ни вправо, ни влево. Они равнодушны к эмоциям, мелочам, которые мы, россияне, замечаем, иногда живем ими.  Они занимаются делом, у них все статично, ничего не меняется! Это ужасно. Не хотела бы я там жить!

О чем мечтаешь?

— Да всё просто:  мечтаю о семье, да чтоб мама не болела, и в театре у меня всё ладилось.

                                                                          

         Светлана ГАПОНЮК.

                                                                             Фото Николая Суворова.

«Голос народа», №22 (680) от 01.06.2016.

 

Рецепт сладкого пирога на скорую руку от Елизаветы Камерлохер

 

     Берем сковородку, растапливаем сливочное масло и насыпаем на дно сахарный песок слоем в 1 сантиметр. Затем на песок укладываем нарезанные кусочками груши или яблоки. На фрукты укладываем раскатанное по площади сковородки слоеное тесто (одну упаковку).

     Ставим в
духовку на медленный огонь (60 градусов), на 25-30 минут.  Доставая пирог из сковородки, перевернуть его
на тарелку. Получается просто изумительный пирог с грушами в карамели


Источник: k1news.ru